Авторизация
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?
Регистрация
Заказать альбом


eng / rus

О фанатах Спартака

 


"СПАРТАК" МОСКВА

 


Да, “Спартак” любят и поддерживают как на бескрайних просторах России, так и за рубежом. Только кто? И как? Вопросов два, а ответов на них может быть бесконечное множество. Разобраться в таком пестром и неординарном явлении, как движение спартаковских фанов, нам помогут два человека - ОЛЕГ и ИГОРЬ. Мы не будем упоминать их фамилий, ибо они хорошо известны широкому кругу фанатов (и не только спартаковских). Скажем лишь, что Олег представляет поколение 80-х годов, а Игорь - 90-х...

Исторически сложилось так, что первым отечественным фан-движением стало спартаковское. А раз так, то, вспоминая историю, мы время от времени будем употреблять это значимое слово - “первый”. Да не обидятся на нас поклонники других команд, но истина дороже: когда они еще не совсем четко представляли себе, что такое “шиза” и “выезд”, сначала в Москве, а затем и за ее пределами вовсю раздавалось: “В Союзе нет еще пока команды лучше “Спартака”!”

 

Первые фанаты

 

ОЛЕГ: Первые организованные болельщики “Спартака” ведут свою историю с начала 70-х годов. Впервые мы упомянули об этом в наших программках, вышедших в 1989 году. В 1969-1970-х гг. на матчах стали появляться молодые люди с длинными волосами и в джинсах. Они считались передовой молодежью того времени. Среди них было очень много представителей модного течения - хиппи. Парни с девчонками поддерживали “Спартак”, придумывали разные речевки и частушки. Они и стояли у истоков нашего движения. Это официальная версия поколения, пришедшего в 1972 году.

 

Атрибутика

 

ОЛЕГ: С 1972 года на матчах стали появляться “цвета”: флажки, шапочки, чуть позже - розетки (то есть шарфы. - Прим. ред.). Первая розетка засветилась в 1974 году, ее автором был Александр Гуренков по кличке Заплаткин. Он ее сделал под впечатлением от картинок из чешских журналов “Старт” и “Стадион”, единственных иллюстрированных иностранных изданий о спорте, которые в то время можно было купить в Союзе. Одним словом, 1974 год - дата рождения наших розеток.

Нередко приходится читать в прессе, что с того или иного фаната кто-то снял “номерную розетку” и что был украден, потерян или изорван транспарант банды. Интересно, а что думают по этому поводу лидеры спартаковского фан-движения?

ИГОРЬ: Номерная розетка - это откровенный вымысел. Я, как человек, принимавший участие в выпуске наших шарфов, не припомню никаких номеров, проставленных на них. Конечно, кто-то может нумеровать свой шарф, если ему это нравится (у одной молодежной динамовской группировки есть такие шарфы), но мы не видим в этом смысла. Принадлежность к группировке не определяется какой-то единственной в своем роде розой. Да и вообще, символика необходима на первом этапе развития фан-бригады, когда срочно надо о себе заявить. Потом это уже становится вторичным элементом: ведь фанат должен ощущать себя таковым внутренне, а не внешне. Кстати, сейчас у нас существует тенденция ходить на матчи без “цветов”. Это особенно важно, когда ты находишься в толпе. Эффективность фанатизма не зависит от огромных “баннеров” или несметного количества розеток. Конечно, наши оппоненты из цээсковского лагеря поражают воображение обилием цветов. Но мы и они сталкиваемся с разными проблемами: “армейцам” надо набрать людей, так как их попросту меньше, а мы же в свою очередь пытаемся отсечь лишних, балласт, тех, кто пришел к нам на волне моды и не готов отстаивать спартаковские идеалы.

 

Как стать фанатом?

 

По словам моих собеседников, фанаты начала-середины 70-х объединялись в группы по 50-60 человек по территориальному принципу, но на трибунах поддержка команды все равно выглядела целостной и организованной. Со дня первого появления фанатов на трибунах против них сразу стали проводиться репрессии. Но известно, что “запретный плод” - сладок. Люди продолжали встречаться друг с другом, так как болели за одну команду и хотели просто почувствовать себя своими среди своих, а не наоборот.

ОЛЕГ: Подростки, посещая матчи с участием “Спартака”, видели что-то новое, доселе неизвестное. Я как-то задал вопрос одному из своих друзей: “Как ты вообще пришел в движение?”. А он отвечает: “Я пришел посмотреть на “Спартак”, вдруг слышу, с трибуны “С” (стадион “Лужники” - Прим. ред.) люди в красно-белом кричат: “Спартак”! Все сюда!”. Ну, я к ним и побежал”. Я думаю, что это не единственный подобный случай того, как народ вливался в ряды поклонников клуба.

С каждым разом людей приходило все больше и больше. Всем становилось интересно общаться, люди знакомились друг с другом, встречались и до матча, и после него.

 

Первая шиза

 

ОЛЕГ: Когда мы впервые приехали в Киев в 1981 году в количестве 500 человек, уже тогда люди ходили за нами с блокнотиками и записывали все наши речевки. Впоследствии они подкорректировали тексты так, чтобы они прославляли “Динамо” и теперь заявляют, что это их собственное изобретение.

Фанаты ЦСКА с большим трудом могут выдавить из себя какую-то новую песню. Я не понимаю, почему у них с этим проблемы возникают. Наверняка среди болельщиков ЦСКА есть умные люди. Но они до сих пор переделывают наши хиты на свой лад.

Честно говоря, меня немного коробит, когда я слышу свои мелодии в исполнении фанатов ЦСКА, на которые наложен новый текст антиспартаковского содержания. Хотелось бы обратиться к поклонникам других команд с просьбой, чтобы они сами придумывали свои гимны. Нехорошо воровать, господа!

Правда, сейчас и у “красно-белых наметился некий кризис жанра: вот уже на протяжении двух сезонов у нас нет новых хитов. Это, мягко говоря, разочаровывает. Что же получается: если кто-то прекращает что-то придумывать, то процесс останавливается? Может быть, молодежь, которая приходит в спартаковский фанатизм, и тормозит его развитие? Может быть, она не может исполнять наши песни так, как это делало старое поколение? Вероятно, новички не обладают ни опытом, ни знаниями, ни даже элементарным слухом.

 

Клуб болельщиков

 

ОЛЕГ: Весной 1981 года был организован первый Клуб болельщиков “Спартака” под эгидой ЦК ВЛКСМ. Со стороны комсомола руку к созданию этой организации приложил один из его лидеров по фамилии Каневский, а со стороны фанатов - Рефат и другие деятели. Но клуб оказался кратковременным предприятием, он действовал только несколько недель, в течение которых “Спартак” сыграл пять своих матчей. Потом опять последовали санкции, в прессе появилось превеликое множество разгромных статей, посвященных фанатизму. Короче говоря, хорошая идея была загублена.

Второй Клуб болельщиков “Спартака” появился 12 декабря 1987 года. Это начинание было более продвинутым, люди там занимались организацией выездов, приобретением билетов, составлением программок; клуб даже стал собирать деньги на строительство стадиона. В то же время в “Спартаке” появился новый президент: ушел Шляпин, пришел Романцев, который, как известно, весьма критически относится к болельщикам. Тут же прекратились встречи фанатов с клубом. К тому же жизнь стала меняться, и наступил период рыночных отношений, больно ударивший по финансовому состоянию КБ. Все это вкупе повлияло на то, что Клуб болельщиков просуществовал до 1990 года, и последним его мероприятием был выезд красно-белой торсиды в Неаполь.

 

Идеология

 

Когда люди объединяются в какие-то организации или группировки, это означает, что в чем-то они должны быть единомышленниками. Сказать, что “красно-белым” просто нравится “Спартак”, это значит нащупать только вершину огромного айсберга...

ОЛЕГ: Наша идейная концепция - это полная гегемония в Москве, отпор неприятелю на всех выездах, провозглашение “Спартака” единственным и неповторимым клубом России. “Спартак” - чемпион, и этим все сказано. Если вдруг “Спартак” окажется, не дай Бог, где-то в середине турнирной таблицы, то мы будем страшно недовольны таким положением вещей и будем требовать немедленного возврата временно утерянных позиций. Но больше всего на свете мы хотели бы, чтобы “Спартак” завоевал один из европейских кубков. Это программа-максимум. Мы делаем все возможное для того, чтобы болельщики и клуб шли по жизни рука об руку и не были безразличны по отношению друг к другу. Команда и фанаты - это два кольца на свадебной автомашине. К сожалению, только недавно это понял сам клуб.

ИГОРЬ: В последнее время наиболее активные фанаты придерживаются концепции HARD CORE. HARD CORE - это люди, склонные к околофутбольному насилию, и, в случае возникновения каких-либо беспорядков, они будут принимать в них самое активное участие; при этом они понимают, что от их действий не должны страдать простые любители футбола. Одним словом, банда воюет только с бандой. Или с представителями властей.

Я прямо могу сказать, что наша идеология - национализм, агрессивное отстаивание интересов России, отсюда и огромное желание оказаться когда-нибудь в Европе и схлестнуться с кем-нибудь в НАТОвской стране.

 

Взлеты и падения

 

ИГОРЬ: В начале 90-х произошел разрыв времен и связей между старым и молодым поколением спартаковских фанов. Многие авторитетные фаны ушли, и поддержка “Спартака” исчезла как таковая. Парадокс заключается в том, что в 1994 году люди пришли на пустое место. Они не знали ни истории, ни традиций. Если фаны ЦСКА сохранили свои силы и не позволили себе развалиться, то у нас наступил период безвременья. В 1992-93 гг. на некоторые домашние матчи “Спартака” приходило по 500 человек, а на иные выезды вообще отправлялось по 3-4 человека. “Старики” умудрялись "обувать" молодых на деньги и вещи, в дороге устраивался “чемпионат вагона по отжиманию”, т.е. началась откровенная дедовщина. Она коснулась не только “красно-белых”, другое дело, что мы в открытую об этом говорим, а наши недруги предпочитают об этом помалкивать.

Нам пришлось стартовать с нуля. В 1994 году была организована группировка “FLINT’S CREW”. 2 марта того же года состоялась презентация нашего транспаранта на матче с “Барселоной”. Затем появилась группировка “MAD BUTCHERS”, ее образовали экс-”флинты”, живущие на юго-западе Москвы. Через некоторое время нас покинули еще несколько парней, создавших группировку “GLADIATORS”.

И я сразу хочу заметить, что многочисленность бригад - не есть раздробленность, о чем так любят повторять наши оппоненты. Мы выступаем единым фронтом, когда это необходимо. И не имеет смысла создавать группировки численностью в сотни человек: они неминуемо будут раскалываться.

У “FLINT’S CREW” есть дочерняя группировка, называющаяся “YOUNG CREW”. В ней состоит молодежь, разделяющая взгляды и основополагающие концепции старших товарищей.

Есть еще очень молодая, и в то же время боевая группировка "CWO" (“Механический апельсин”).

Кстати, в спартаковском фан-движении не существует и никогда не существовало группировки “ULTRAS HOOLIGANS”. Само это название не выдерживает критики, ибо “ультрас” и хулиганы - разные формы одного слова. Заявляю, что информация об “ультрас-хулиганах”, появившаяся в некоторых СМИ, является ошибочной.

 

Средства пропаганды

 

У “красно-белых” есть свои собственные печатные и электронные СМИ.

ОЛЕГ: В мае 1991 года я выпустил первый спартаковский фанзин, Батумский - на два месяца раньше. Идея создания фанзина назрела давно. Я представлял себе фанатский журнал как продолжение статей, написанных мною в предматчевых программках клуба. Тираж первого номера “ULTRA NEWS” (так это называлось) составил где-то 25-30 экземпляров. Затем один из наших фанатов - Сироп - решил продолжить эту традицию и к букве “а” добавил букву “s”. Так издание стало называться “ULTRAS NEWS”. С весны 1995-го вышло уже шесть номеров обновленного журнала.

ИГОРЬ: Ну а “Третий тайм” - это разовый проект. В один прекрасный момент нашлись люди, которые дали под это предприятие деньги. А потом разразился кризис...

Кстати, не надо путать фанзин “ULTRAS NEWS” и сайт Олега Максимова в Интернете, который называется по имени первого спартаковского печатного издания. Остается добавить, что болельщики “Спартака” чаще всего общаются все в том же Интернете на страницах “Гостевой книги Виталия Васина и Дмитрия Шацкого”.

 

Войны

 

Самая, может быть, пикантная часть рассказа о спартаковских фанах. Многим, наверное, хочется почитать о массовых драках, без которых невозможно представить себе отечественный фанатизм. Постараемся удовлетворить эти пожелания, но хотим заметить, что, во-первых, мы выступаем против околофутбольного насилия, а, во-вторых, свидетельства лидеров “красно-белых”, приводимые ниже, не являются его пропагандой. Впрочем, читатель вправе сам решать, как относиться к тому, что стало неотъемлемой частью мирового фан-движения.

ОЛЕГ: Собственно соперничество фанатов трех прославленных московских клубов уходит корнями в прошлое: с послевоенных чемпионатов ЦСКА (ЦДКА), “Динамо” и “Спартак” постоянно конкурировали друг с другом. Именно эти три спортивных общества изначально имели самые многочисленные лагери болельщиков. Общеизвестно, что в ту эпоху, по вполне объективным причинам, наибольшей любовью, если не сказать - преклонением, советского болельщика пользовались ЦДКА и “Динамо”. Интерес к “Спартаку” стал возрождаться где-то с середины 50-х, когда команда заиграла в футбол высокой пробы.

Обидные прозвища (“мясо” или “свиньи”, “кони”, “мусора”) появились с целью показать крайне негативное отношение к тому или иному клубу и, будем откровенны, чтобы оскорбить и унизить своего оппонента из другого лагеря. Армейцы ассоциировались с Первой конной армией Буденного, динамовцы - с милицией, а спартаковцы - с "Промкооперацией" (советским торговым ведомством довоенной эпохи).

ОЛЕГ: 1980 год. Одновременно в Москве проходят два матча - футбольный и хоккейный. В первом встречаются “Спартак” и “Кайрат”, а во втором ЦСКА и “Химик”. Оба мероприятия проходят в “Лужниках”. “Спартак” играет вничью 0:0, народ выходит со стадиона в дурном расположении духа. В самых буйных головах возникает мысль погнать прочь болельщиков ЦСКА, и несколько тысяч “спартачей” окружают МСА. Что было дальше, сказать трудно. По крайней мере известно, что фанаты ЦСКА насчитывали в своих рядах несколько десятков человек и, по слухам, они очень серьезно пострадали от огромной толпы “красно-белых”. Весьма примечателен тот факт, что некоторое время спустя милиция стала хватать всех, кто имел при себе спартаковскую атрибутику.

Надо отдать армейским фанатам должное: уже в 1981 году они собрали очень серьезную банду. В “Лужники” на матч “Спартак” - ЦСКА пришли приблизительно 150 человек в красно-синих цветах. Они разместились на трибуне “D”, мы сели на трибуну “B”. Наша трибуна вмещала где-то 25 тысяч зрителей, и на ней всегда присутствовали 15-20 тысяч “красно-белых” (фотографии того времени это подтверждают). Дерби завершилось победой “Спартака” со счетом 3:1. После матча “армейцам” пришлось очень тяжко, особенно в метро. Они с ужасом вспоминают эту первую схватку, в которой потерпели полное поражение. Бегство напоминало кадры из фильма “WARRIORS”, и много лет спустя их фану Батумскому очень понравилась эта картина. Так он нашел название для своей банды. Тогда они, конечно, не могли на равных соперничать с нами: их было очень мало. К тому же наше движение существовало уже десять лет, а болельщики ЦСКА только появились. Правда, в том же году наши враги стали организовывать акции и участвовать в них. Они принялись отлавливать нас в метро. Я сам раза два попадал в районе станции “Каширская”, что называется, “под раздачу”. Это и неудивительно, ведь в этом настоящем вражеском гнезде у них собиралась мощная банда (50-100 человек).

Я вспоминаю матч ЦСКА - “Динамо” 1981 года, на котором присутствовало вдвое больше “динамиков”, чем “армейцев”. Я смотрел его по телевизору и помню, как одна трибуна орала: “Кони!”, а другая: “Мусор!”. В начале 80-х фанаты обоих клубов нередко схлестывались друг с другом. Был случай, когда “красно-синие” “завалили” “динамиков” только за то, что те пришли на их матч. Смешно говорить о том, что их всегда связывала дружба и что она, эта дружба, корнями уходит в прошлое. “Динамики” объединились с “воинами” потому, что им всем надоела наша гегемония; они не могут ничего сделать со спартаковскими болельщиками по причине своего меньшинства.

О фанатах “Зенита” могу сказать следующее: какое-то время мы их немного погоняли по Москве, а затем оставили в покое. В 1980 году после еврокубкового матча между “Спартаком” и “Женесс Эш” из Люксембурга, в котором наши победили 5:1, милиционеры сцепились с фанатами, в результате чего пострадало очень много ни в чем не повинных людей. Следующей игрой по календарю была встреча между “Спартаком” и “Зенитом” (тоже в Москве). Она получила название “Матч против террора”. Московские фанаты пришли на стадион с пластырями, опоясывавшими тело крест-накрест. Это было напоминание о том, как зверски с нами обошлись органы правопорядка. Ну а матч закончился вничью - 1:1. Я точно не знаю, трогал ли кто-то тогда нескольких болельщиков “Зенита”, прибывших на стадион, но в конечном итоге на них перестали здесь наезжать. А они, в свою очередь, не лезли к нам в Питере. На некоторое время воцарился мир. Сейчас в это трудно поверить, но в 1981 году на игру ЦСКА - “Зенит” пришло несколько сотен “спартачей” с тем, чтобы поддержать питерцев. Тогда существовала такая мода: отправиться на домашний матч ЦСКА или “Динамо” и не дать их фанатам нормально “болеть”. Часто случалось так, что расслабленные оппоненты выходили со стадиона, шли к метро, где их уже поджидали конкретные ребята в телогрейках и кирзовых сапогах с дубьем в руках.

ИГОРЬ: Кстати, о болельщиках “Зенита”. Вы знаете, с кого представители “Невского фронта” снимают шарфы? С детей школьного возраста... С настоящего “флинта” снять шарф невозможно, потому что он его попросту не носит. А “зенитчики” этим постоянно кичатся, но ведь это достижения, достойные малолетних болельщиков. Вы посмотрите, что по поводу наших с “НФ” взаимоотношений пишет питерская пресса. Это же яркое проявление местечкового патриотизма - они сами выступают за войну. Если, правда, быть до конца откровенным, то войну с Питером развязали мы. В конце апреля 1997 года “Спартак” играл там матч чемпионата, а через пять дней “Зенит” прибыл в Москву на матч Кубка. Вот с этими двумя играми и связаны первые стычки с “зенитосами”.

Мы уважаем своих врагов из “RED-BLUE WARRIORS”, они - достойные противники. “BWD” постепенно превращается в торговую марку, а вот “зенитчиков” мы не то, что не уважаем - мы их презираем. Они долгое время утверждали, что придерживаются нейтралитета, и их не интересуют разборки между фанатами ЦСКА и “Спартака”. На самом же деле, тайно или явно, они поддерживали “красно-синих”, а некоторые “гости из Питера” были замечены во время наших с “воинами” драк на Арбате. Для них “Спартак” - олицетворение Москвы, Москву они ненавидят, что, впрочем, не мешает им вести свои дела с нашими главными врагами...

ОЛЕГ: В 1985-1986 годах в отношениях между фанатами ЦСКА и “Спартака” возник нейтралитет. Он был связан с тем, что наш фан Рифат хотел создать общий клуб болельщиков всех команд, причем подразумевалось, что в этот клуб смогут войти и представители других молодежных течений (металлисты, рокеры и так далее). Бредовая, надо сказать, идея. На протяжении ряда лет за пределами стадионов не происходило массовых потасовок с участием поклонников ЦСКА, “Спартака” и “Динамо”. Если мелкие драки и возникали, то только на трибуне, когда по ходу матча чисто футбольные страсти били через край.

Этот нейтралитет пошел во вред спартаковским болельщикам. Мы как-то успокоились, что дало возможность фанам ЦСКА встать на ноги и укрепить свои ряды. Сегодня молодое поколение часто обвиняет “стариков” в том, что те ровным счетом ничего не предпринимают для того, чтобы противостоять “воинам”. Возможно, именно перемирие середины 80-х сказалось на этом...

ИГОРЬ: В 1994-1995 годах нам было тяжело соперничать с фанатами ЦСКА, потому что они легче всех остальных перенесли кризис отечественного фан-движения начала 90-х. В их рядах было очень много достойных людей не юного возраста, а мы вынуждены были догонять хорошо организованных “воинов”. Тем не менее в последнее время мы выровняли положение, и сейчас маятник качнулся в правильную сторону...

 

“Выезды”

 

Все знают, что посещение матчей любимой команды, которые проводятся на поле соперника, - святая обязанность любого фаната. Игроки отправляются на выезд - следом за ними едут верные поклонники. Сегодня никого не удивишь тем, что “red-blue warriors” организовывают более чем двухтысячный выезд в Нижний Новгород, а объединенная группировка “спартачей” всех стилей и направлений заполоняет Раменское, причем назвать точное число приезжих весьма проблематично (очевидно, не менее 6 тысяч). Но это реалии наших дней. Лет двадцать назад такого не было - все только зарождалось, “все было впервые и вновь...”

ОЛЕГ: В течение пяти лет наше движение росло и крепло. Кто-то уходил, кого-то забирали в армию, на их место приходили новые люди. Тогда было не так просто взять и куда-то поехать. Давайте вспомним, что это было за время. Милиция тогда проявляла большой интерес к подрастающему поколению. У меня есть сведения и о внимании к нам со стороны КГБ. Во время инструктажа разного рода народных дружин, дежуривших на стадионе, прямо говорилось о том, что не исключена вероятность того, что группы болельщиков “Спартака” финансируются ЦРУ. Сейчас все это кажется смешным и нелепым, а тогда происходило на полном серьезе.

На каждом матче мы подвергались третированию и преследованию: шаг вправо, шаг влево - выходи со стадиона. Часто нас выпроваживали целыми рядами за скандирование речевок или размахивание флагами. Меня лично однажды вывели со стадиона за то, что я носил спартаковский значок, тот самый, что продавался в ГУМе и стоил 15 копеек. Вот такие времена были...

Первый выезд состоялся в 1977 году. Фанат Сергей Люберецкий имел связи в одном из автобусных парков. Он нашел автобус, в котором разместились 40 человек с полным комплектом атрибутики. Спартаковская братия, человек 200, пришла на Ждановскую провожать этих счастливцев в Минск. Вторым нашим “выездным” городом стал Питер. Это, кстати, случилось в том же году. В следующем были Кишинев, Донецк и снова Питер.

В 1978 году произошли первые серьезные столкновения с питерской “гопотой”, когда наших ребят в количестве 100 человек просто закидали кирпичами. Это был настоящий шквал, но мы использовали древки флагов в качестве оружия и все-таки выстояли. Появление спартаковских болельщиков в Питере не приветствовалось, и никто не понимал, с какой целью они туда приехали.

В Питере мало что изменилось с того времени. Недавно были там, и нас просто поразила провинциальность фанатского движения северной столицы. Да, у них очень много красочно оформленных розеток, больших знамен. Но дело в том, что они плохо понимают, кто такие football casuals, не знают историю фанатизма вообще и историю отношений между “Спартаком” и “Зенитом” в частности.

После 1981 года в течение нескольких лет спартаковские фаны поддерживали добрососедские отношения с Киевом. Но в 1986-м начались трения, особенно ярко это проявилось во время матча полуфинала Кубка СССР “Спартак” - “Динамо”. По признанию лидеров спартаковского фан-движения, они первыми начали войну с болельщиками из столицы советской тогда Украины. Команду Лобановского в середине 80-х называли “машиной XXI века”. Именно киевское “Динамо” было главным соперником “Спартака” во всех последних чемпионатах Союза, что, естественно, не могло нравиться радикалам.

ОЛЕГ: В ходе “киевского сезона”-86 мы довольно-таки жестко встретили киевлян здесь, они, в свою очередь, ответили нам известным махачом 1987 года. Нас в Киеве было около 250 человек. Стычки возникали одна за другой: на матче дубля, до встречи основных составов, в ходе нее и во время перерыва. После матча по пути на вокзал в наших автобусах были выбиты все стекла... Закончилось дракой на вокзале с превосходящими по численности силами соперника...

Спартаковские фанаты конфликтовали не только с представителями Украины, но и с прибалтийскими “ультрас”.

ОЛЕГ: В нашем представлении все прибалты, которых мы называем “лабусами”, ассоциируются с немцами. Прибалты казались нам врагами, но исходило это чувство от их отношения к нам. На один из выездов в Вильнюс нас собралось всего 25 человек. Мы оттуда еле ноги унесли - благодаря тому, что матч заканчивался в 21.00, а поезд Рига - Киев уходил с местного вокзала где-то в 21.20. Мы дружно все запихнулись в поезд за несколько секунд до его отхода. Уезжали в тот момент, когда эта зелено-белая масса со всех сторон хлынула на перрон. Но они опоздали...

Вообще 1987 год оказался богатым на разного рода акции или просто драки. Сначала фанаты “Спартака” схлестнулись с местным населением в Риге, после того как кто-то из наших серьезно поспорил с таксистом, затем был Вильнюс, после - Киев. В Москву приезжали какие-то группы скаутов из Литвы, их тут разгоняли потихоньку.

Один наш человек рассказывает совершенно потрясающую историю, которая имеет непосредственное отношение к вояжу фанатов “Спартака” в Прибалтику. В Вильнюсе он разбил стеклянную витрину на автобусной остановке, его привели в милицию в первой половине дня. И вот он у них сидит взаперти, но слышит, как по рации сообщают дежурному по отделению, что происходит драка возле реки Вильня, чуть позже - возле какого-то моста, затем - у какого-то кафе, вокзала, стадиона... Поступает информация о задержании двух человек, трех, десятерых... Мне кажется, это просто готовый сюжет для фильма...

Кстати, темы для кино можно найти не только благодаря вояжам “красно-белых” по территории бывшей империи. Пришло время, когда они отправились за рубеж.

ОЛЕГ: Первый евровыезд - 1988 год, Бухарест, матч Кубка чемпионов с местной “Стяуа”. Я вместе со своим коллегой Николаем этот выезд и организовал, на нем были 25 человек. В следующий раз 144 фаната отправились в Прагу, а вот в Неаполе оказались где-то человек 20-25.

Естественно, в Чехословакии не обошлось без драк. События получили огромный резонанс в Европе.

Кстати надо заметить, что старое поколение спартаковских фанатов придерживалось определенной “идеологии выезда”: “спартачи” никогда первыми не начинали махаться с местными жителями, будь то фанаты или просто случайные прохожие. О нынешней молодежи такого и не скажешь. Мы могли пришпорить наших врагов в Москве, Москва - наш город. Именно мы являемся первыми фанатами столицы, и наш клуб прославляет ее год от года.

ИГОРЬ: Вот такая, кстати, интересная деталь. Двум нашим товарищам запрещен въезд в Германию и Польшу на 10 лет; двадцать человек депортированы из Кошице, где несколько раз фанаты местного клуба были обращены в бегство, был изуродован один трамвай. Подоспевшие полицейские жестоко избили приезжих ультрас.

Откровенный наш враг в Европе - ультрас пражской “Спарты”. В 1990 году у нас был выезд в Прагу, когда там бушевала волна антисоветизма и антирусских настроений. Если жребий еще когда-нибудь сведет наши команды в одном из еврокубков, мы об этом, несомненно, вспомним.

 

“Спартак” и “спартачи”

 

Доподлинно известно: отношения между фанатами клуба и его руководством трудно назвать идеальными. Вот что думают по этому поводу представители красно-белой торсиды.

ИГОРЬ: 4 октября 1997 года состоялся наш полуторатысячный выезд в мрачный ОМОНовск-сити, как мы называем Нижний Новгород. Во время кровавой схватки между ОМОНом и фанатами в гуще событий оказался Олег Иванович Романцев и лично лицезрел беспредел “служителей правопорядка”. Клуб даже обратился в прокуратуру по поводу избиения спартаковских болельщиков в Нижнем Новгороде. Но это, скорее всего, было проявлением популизма, ибо уголовное дело повисло в воздухе, а в поведении милиции на стадионах ничего не изменилось.

Про отношение Олега Ивановича к фанатам лучше всего спросить у него. Насколько мы сами можем судить, он держится прохладно. До начала этого года между нами и клубом вообще не было никаких отношений. Но, похоже, поведение болельщиков “достало” руководство команды, ведь в прошлом году “Спартак” был оштрафован на общую сумму около 100 тысяч долларов. Деньги немалые. Поэтому сейчас между нами стали налаживаться какие-то контакты, особенно активное участие со стороны клуба принимает в этом генеральный директор Юрий Заварзин.

         ОЛЕГ: Но есть в этом не только финансовая подоплека. “Спартак” хочет войти в элиту европейского   футбола. Ему необходим  официально зарегистрированный клуб     болельщиков с как можно большим  количеством членов. Ведь подобная структура предусмотрена в любом солидном клубе Западной   Европы...              


« вернуться назад
© 2006-2011. Компост. Если вы заблудились - карта сайта в помощь
Рейтинг@Mail.ru
Лужники билеты на футбол