Авторизация
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?
Регистрация
Заказать альбом


eng / rus

Ассы в массы.Гарри Асса,часть первая, 2005.

М.Б.А как он появился в Хабаровске?

 Г.А. Сначала тусовка была однородной из местных жителей,  вот таких как Алекс, который шил нереальные  вещи себе сам, и когда позже, в начале 90-х, приехал в Москву умудрился обшить множество известнейших фигур. Потом в нашей тусовке, в начале 70-х появился Петя, который торговал холодильниками и умел очень весело гнать, причем часами. К тому же и музыкант неплохой, ездивший по стране и параллельно втюхивающий  всяческую дребедень. Родом он был из маленького украинского городка Горловка, где тоже учудил восстание.

М.Б.??

Г.А.Мы тогда уже жили в Москве и я сдуру поперся посмотреть на Петины пенаты. А городок шахтерский, маленький и делать там абсолютно нечего. Ну что делать, конечно же революцию (смеется)

И вот Петя долго ходил на шахтерские дискотеки, где я ставил всяческие передовые группы, а Петр лечил шахтеров что вся власть на самом деле принадлежит им, что нужно захватывать газики и тут же их пропивать(смеется)

А шахтеры, это люди-молотки, возьми и поверь шизофренику. Причем когда я тогда очень долго удивлялся, почему у здоровых красивых  мужиков такой готический макияж. На самом деле это оказалась  угольная пыль, вымыть которую уже не представлялось возможным, поэтому  был эффект накрашенных глаз. Я потом уехал, не выдержав безделья, а Петя продолжал всех грузить своими космическими идеями. И как то так совпало что кто- то из ментов на местных танцах вякнул, а совковым протоготическим парням только свистни. Короче, наслушавшись Петиных  бредовых телег, шахтеры захватили грузовики и стали на них врезаться в местную администрацию. На самом деле история дурацкая, потому что пострадали в итоге люди, но также и показательна. Именно с шахтеров начались московские события 91 года, куда их свозили на автобусах и показывали на всю страну, как простые рабочие парни становятся тупым орудием чьих-то телег.

М.Б.Возвращаясь к хронологии рассказа в семидесятые доходила информация о панк культуре или нет?

Г.А.Про панк-культуру я тогда и не подозревал. Но были «эм си файв», «кингз», «трэшменз», «раш», «скримз», «Ти Рекс», Боуи, «Ху». К сожалению, Джимми Хендрикс не прокатил. Прессинга тогда почему то не было, а это уже  была середина семидесятых, возможно из за того что, во-первых все было сделано внезапно и быстро, а ситуация поддавалась переменам на «ура». Во-вторых, как мне кажется, самим надзирающим службам такое «Эльдарадо» понравилось. Комитетчики, кто помоложе, и раньше с пониманием ко всем процессам  относились.  Я потом познакомился с некоторыми, в силу того, что у них самих были немереные коллекции пластинок, и  они мне их по тихому писали. Возможно, благодаря их влиянию на скорость передачи информации в Москву несколько затянулся. А без указания из центра ничего серьезного предпринять местные бюрократы не могли, разве что забить до смерти, и то на это разрешение нужно было. Все уже было на виду. Вот, и конечно же, концерты прикрыли.

Потом где- то на улице было организовано, нападение  на группу. Напало человек двадцать переодетых милиционеров. Но поскольку за нами все время ходили поклонники, все оперативники были забиты и нам назначали встречу для разборов. При этом открыто, средь бела дня, на автобусах, подкатила вся школа милиции, одетая в трико, думали наверное, что осознания того, что они имеют отношение к надзирающим органам это почти что пропуск в рай(смеется). Они просто не знали что в спорт институте нормальные здоровые парни сами не знают на ком бы разрядиться. А город тихий, никто никого не обижает. Выхода адреналину нет. Вот подъехали , и видимо не вдумались ,что все кто перед ними стоит- нормальные мастера какого либо из видов спорта. А что, ни при исполнении, без документов, в трико. Так их и втыкали. Были  еще  подобные прецеденты, но власть в городе  уже принадлежала народу,  а мы были их любимцами.  Как то после этого милиционеры. А их уже все запомнили и ходили они по городу с опаской. Вот а звали меня тогда  «Гарри Иваныч». Хотя чаще «Иваныч» или «Горыныч».Вот и собственно вышли на меня мои знакомые которые мне по тихому писали записи, мол  Иваныч, пришло указание все- убирать. Ну сам понимаешь, никто тебя «сажать» или «ложить» не будет. По этому собирай вещи и езжай-ка ты куда нибудь, хоть в Москву. Нормальными людьми, кстати, оказались будущие супер агенты (смеется).

Вот и поехал я в Москву. И со своими хабаровскими привычками и задором, сразу стал искать себе подобных. Собственно кроме утюгов в Москве более  раскрепощенных и независимых  людей я не встретил. И стал набирать компанию из этого круга. Не скажу что был во всем понят, поскольку уже переболел барыжкой, но по-крайней мере это была передовая среда, в которой была своя информация и своя сложившаяся система. Не очень то они боевыми были  или просто не хотели воевать, а предпочитали откупаться. Москва.

А  утюги собирались на Беговой. Была еще такая банда Васьки Туманова, которая их постоянно обирала, так что и им веселья хватало.

М.Б.Еще там рядом был ипподром, который всегда был местом неформального общения кому за 30-ть (смеется).

Г.А.Был это 77-78 год. Вот  приехал я , а утюгов уже гоняли вовсю. Но мне в Москве понравилось именно то, что город большой, вроде людей каких-то  модных ,нет. А  тут выходишь на платформе Беговая – каких там только нет. В красных, желтых , зеленых.Штанах, в смысле.Вот тогда  я решил , что именно этот контингент мне нужен. Но мы хотели уехать за границу, через Таллинн. В Таллинне  Валерка жил в отдельном  доме, стал выступать в местной сборной по боксу. Каким-то чудом мы этот дом нашли. Там жила бабушка. Жена полковника СМЕРША, и там она жила одна и ей было очень грустно. А мы с деньгами, не пьем, курим только  сигары. Мы ей предлагали деньги, но она  отказалась и пустила нас в дом, где мы пожили около месяца. Не больше, потому что нас Таллинн приплющил. Все облазили, вся эта злачная среда мещанская. Вроде бы барчики есть везде. А делать там нечего. Но единственное что я для себя вынес. Что если Таллинн такой же как заграница(а в простонородье такой слух распространялся местными жителями), то делать там абсолютно нечего.

М.Б.Ну теперь  Прибалтика -полноценная заграница, а ущербности не поубавилось.

Г.А.Вот и я про то же. Какая разница , где эта та самая граница за которой так же скучно(смеется).Даже панки там потом были скучные. А те, кто из смешанных семей- они все нормальные, не перемкнутые. Бизнесом мы там не захотели заниматься. И поехали мы обратно на Дальний Восток. Перед отъездом я порвал все связи в Хабаровске, что бы не тянулось ничего вдогонку. А в Москве я чуть не женился, но уже тогда понял, что бытовуха мещанская для меня смертельна. Все на самом деле  все эти поездки ( Таллинн, Дальний Восток) были  ни к чему, потому что там всю ситуацию очень сильно прижали и от проекта остались только легенды. К тому времени я уже знал, что в Европе и Америке случился панковский бунт, и отметил для себя этот процесс как самый передовой для расшевеливания жлобов. Собирался материал,  и появились первые пластинки «Секс Пистолз». Я ничего про идеологию этого движения не знал, но драйв от музыки и подход к решению вопросов мне импонировал. Было непросто въехать в эту тему после «Ти Рекса» и «Мс 5». Не знал я  так же что Игги Поп и «Сидз» тоже были причастные к этим волнениям, но то что это обалденная сила, и что с этим оружием действительно всем  жлобам кранты. А на Дальнем Востоке уже к тому времени закрутили гайки так, что тех кто вякал начали откровенно валить. Меня тут же вызвали, я сказал, что у меня «проездной» и мутить мне здесь воду не интересно. Что у меня семья в  Москве, а сам живу в Таллинне. Ну и как- то все успокоились. На местности уже понеслась коммерция полуспортивная  и полубандитская. Все эти люди были похожи на анархистов, но идеологию на иную, чем полукриминальную менять не способные. Когда был процесс с группой- они подтянулись к нему автоматически. Потому как решили, «а что, этим можно, а нам нельзя?» и поддерживали из дружеских побуждений. Хиппи стухли, а рабочие хотя и были настоящими панками по быту, но бунтовать  не могли. Не знал я тогда никаких ни художников, ни авангардных музыкантов. Местные художники знали что такое дизайн, слушали «Лед Зепелин», но увы…

А я к тому времени уже так устал от совка, тем более что различные проявления его наблюдал по всей стране, даже в Таллинне. А молодое поколение бунтарей еще не подросло. Были отдельные идиоты, настоящие психопаты. Но их было мало, они были одиночками, и их тут же винтили, и закалывали в дурдомах. Поэтому я решил еще поездить. В Питере я никого не нашел. И я вернулся в Москву в утюжную тусовку. Это были люди и с образованием и полуголовные, и полуспортивные. Но в массе своей, продвинутые. Вот, и собралась неплохая компания, которая ходила, всех эпатировала, а при случае могла дать в грызло. Наряжались по всякому, устраивали шоу на Красной площади, но как-то элементов  иных не подтянулось. В 79 году ,я побывал в Казани, но по выпендриваться там не получилось. Тогда же в Москве я познакомился с «Джонником», который тоже утюжил, был наглым и веселым. А 80-й год был для меня  провальным.

       

М.Б.В период подготовки к Олимпиаде власти погасили всю неформальную жизнь в крупных городах, и все сомнительные элементы были высланы за черту города, по крайней мере в Москве. Всех детей услали в лагеря,  осталась только массовка для приема иностранцев.(смеется).У СССР должно было быть человеческое лицо. Тогда же были ускоренным темпом построены улицы в Москве и Питере. В Москве уже Калининский отстроили( разрушив центральный массив старинного архитектурного проекта), а в Питере проложили улицу на Ваське. Она там до сих пор полудостроенная, неуютная какая то, прямо возле метро «Приморская». Спешили как обычно.

Г.А.Может быть и поэтому. Я пытался сделать тусовку, поскольку бизнес уже накрывался, из-за того, что разные люди в разное время сели на наркотики. А кадры решали все. И этих кадров не было, или я их встретить никак не мог. Утюговская  среда подтянула к своей среде помимо конторы,  какой то криминал. Да и все таки, не те это люди были. Потому как  стиль этот итальянский , он конечно смешной,  но   утюги, которых я знал  постоянно думали только о работе своей, или о том как накопить денег и свалить из Союза. А «алеровская»  мода была как рабочая одежда, для того, что бы оперативно смешаться с толпой туристов. Которые на советском фоне смотрелась очень ярко, ну и там «парла,парла»…решить все свои вопросы про сольдо. Единственно, что веселило,  то что были отдельные персонажи, которые по настоящему умели оттягиваться и ежедневно спускали  все что было до этого нажито. Это видимо такой местная традиция, которую можно наблюдать и сегодня. Так или иначе, это была уличная субкультура. Я тогда все- таки иной культурой интересовался. И над  моими гонками про панк посмеивались. Это  дано  не всем, вовремя тумблер  в голове переключить. Была еще одна понтярская московская тусовка, где был Беня(он потом в Бельгию уехал), Крисанов –сын поэта из интеллигентской семьи с очень прикольными аристократическими замашками. Но они как и многие другие хотели просто уехать из страны,  представляя себе заграницу как место где нет уродов (смеется).Меня уже тогда этот глюк уже отпустил, после Таллинна, и к тому же  немного побешивало, что здесь сделать ничего  не удается. Потом исчез и Джонник, и где- то года через два я познакомился  с французами(Паскаль,Жоель,Пакита), которые отвечали моим эстетическим  запросам. Они, так же как и я, питали отвращение к мещанской культурке. Первый секретарь был настоящим аристократом, и соответвенно панком в душе. Собственно как и советские панки появившиеся попозже. А я в то время уже освоился в центре Москвы, обнаружил Тишинку, где в то время продавались чекисткие формы , жирнейшие польта, и всяческие кителя. Вот  и, вместе с Эриком,  Тюша и я мы покупали костюмы разведчиков. Которые были никому не нужны и они там провисали. А качество этих вещей и сейчас  считается запредельным. Мы их покупали, наряжались и ходили по улицам, устраивая глумливые акции. А все сидели на «Ферруччи» и «Карерра», «Ла Коста», английская мода здесь не катила. Американисты,  ходящие в «даунах» и кроссовках уже были. А кеды были проблемой всегда, и за ними охотились.

Видео 2011 года, для неформальной карты Москвы. Антонина Баевер.

М.Б. Кстати,в конце восьмидесятых хорошие кеды( «Конверс», «Наф-Наф»), стали отличительным атрибутом  утюга. В принципе даже появившиеся в то время кеды «два мяча»,  подходили. Правда, взрослых размеров почти не было. Потом уже где то в 89-ом, эта марка пошла навстречу советским потребителям и выпустила серию цветных кедов, уже без отличительных кругов сбоку и подписью на подошве. Я тогда был обладателем белой пары, на которой подправил лезвием и маркером название, и получилось «два мента». Это всех дико веселило.

Г.А.Да кеды, были самой удобной  обувью для города. А обувь главный атрибут костюма….Как говорили англичане- обувь лицо джентльмена.

А мы уже  тогда переключились на костюмы. Промежуток между 80-м и 84-м  годом  можно обозначить как беспросветный. Кроме  ежедневных кутежей, и бесцельных брожений ничего не происходило, тогда уже началась истерика, все начали уезжать за границу, пропадать. У меня родился ребенок, и я подумывал, что пора со свей революционной деятельностью подвязывать. Просто неслась пьянка и бырыжка, денег много, а тратить их некуда. Я тогда в образе псевлоангличанина тусовался с псевдофранцузом  Аликом Аленом  и псевдоюгославом  Максом, по аналогии с анекдотом про русского-немца-поляка, и устраивали порно-шоу. Шли в «Интурист», где корчили из себя супер иностранцев-дизайнеров. Макс знал одно югославское выражение «айда да горы». И нас понесло (смеется). Выходили как на сцену, уходили под звук фанфар. Юрис Боротынский  просто двухметрового роста, человек-член, гипнотизировал «путан» пачками. Он и сейчас такой же. Приезжал недавно от «Ташена», с мифической темой построить в Москве «Будда-ленд» (смеется.).

А  я всю компанию стал подсаживать на панковскую тему. Ну, как сам это тогда ощущал. Гремучая смесь, в которой присутствовало раздолбайство, благородство, похабные анекдоты, офигительная одежда, и запредельные аристократические понты. И был это 84-й год, и все кончалось порно.

М.Б.Упорно (смеется).

Г.А.Ну да. Причем акцент делался не на порно, а на раскрепощении и оттяжке. И вот таким шаром мы прокатились по всему центру Москвы, знали нас все и при виде нас, идиотов- губы сами разъезжались до ушей. Клоуны. К нашей оттяжке подтягивались иностранцы, которые хитрым образом делали свой бизнес в Советском Союзе, для чего толпами вступали в коммунистическую партию. Один англичанин, просто снимал целый этаж под подобные оргии. В Москве было ужасно скучно, и я их прекрасно понимаю.

М.Б.Что там было? Парки с дискотеками на верандах летом. Кинотеатры с остросоциальными фильмами, про производственные  проблемы. Выставочные залы с гиперреализмом от которого уже выворачивало. И театры с представлениями про тяжелую жизнь комсомольцев-строителей, и все это под левитановские речи из каждого радио на кухне.

Г.А.Так и было. Поэтому  многие люди были готовы идти куда угодно, и  на что угодно чтобы выйти из этого сомнамбулического состояния.

М.Б. А откуда взялось само название «Асса»?

Г.А.Откуда взялось само название «Асса», сейчас сложно выяснить, но большинство очевидцев склонно признать авторство Олега Григорьева. На революционный флаг, «ассу» поднял Тимур Новиков, а я своими действиями раздул еще больше. В Питере, в маргинальной среде  даже появилась дешифровка- Ассоциация советских свободных анархистов. Никто толком ничего не знал. Но все ходили бубнили, асса, асса…асса, асса. И мы собственно решили, раз все так говорят, то и движение все так и будет называться. А с «Поп Механикой» была такая история. Я приехал с иностранцами своими в Питер для исследования маргинальной культуры этого города  в 84м  году. Тогда там был Юфа со своими фильмами, Котельников рисовал свои рисунки хипповские, Андрей Мертвый тоже рисовал, а Леня Череп к ним  всем захаживал. В этой же тусовке оказался Малин Миша. Они тогда уже делали «ассочки» , которые выражались в неком абсурдистком тупом и одновременно смешном действии, желательно при скоплении публики. Была уже тусовка, приехала уже Джоан и стала бегать всех расшевеливать. И Тимур взял на себя инициативу по собиранию творческих элементов под брендом «Ассы».  Сначала, «Поп Механика» которую делал Курехин, представляла из себя  музыкальный, авангардный проект и из всего действия был разве что выход на сцену бедного несчастного Сережи «Африки» с желтым шариком в руке. И Тимур, с нашим приездом, стал все менять, приглашая новых участников. И они подтянулись под новый проект. Котельников с Юфой были сами по себе. Группа «Кино», из которой везде лез Густав. От него все убегали, но он все равно везде лез. Но в процессе участвовало много людей. Юфа сделал постановку Анна «асса», где Каренина с криком «асса» бросалась под паровоз. Была там  и  такая игра-действие,  где человека сажали на такое большое блюдце,  таскали его за ноги, и он на этом блюдце носился и орал. Стало веселее. А Тимур уже решил все ставить по  серьезному, по Достоевскому. Тут же полез Сережа Бугаев, начал нашептывать, что мол Гарика не надо звать. Его собственно потом за эту особенность характера Петя «Прокапан» повесил как Буратино.(смеется)

       

М.Б.?!

Г.А.Он жил у нас, хотя рядом жила Лена «Щека», на тот момент фиктивная жена Новикова. Но останавливался Тимур с «Африкой» всегда почему-то у нас. Они хитрые такие оказались в итоге, как будто действительно  было что скрывать. Наивная хитрость такая(смеется). А тогда, на какой-то тусовке Пакита прижала где-то в углу «Африку», и ему после этого замнилось, и он начал от оказанного внимания откровенно борзеть. И сдуру навис на Петю «Прокапана», «мол знаешь Петя ты, мол, тут не думай, что ты тут, а на самом деле…», а Петр тогда был уже матерейшим человечищем, и со словами «таких мальчишек в ставропольском крае»…(смеется) Просто взял его за шкибот и повесил на крючке, торчащем из стенки. И ушел. Ходил, ходил. Потом пришел со старинным утюгом. Сережа бедный решил, что вот он час расплаты, но это все оказалось типичным Петиным юмором, который заявил, что раз Африка такой «утюг», то его как раз и следует как надо отутюжить(смеются).

После этого, конечно же, «Африка» Петю признал, и они подружились. Дурацкая у него всегда черта была пофамильярничать с людьми на голову его выше, типа он наглый такой. Хотя именно эта наглость всегда в нем и подкупала и радовала. Такой безбашенный мальчишка и балагур, одновременно способный и прогрузить по умному и картинок веселых нарисовать, хотя тогда он больше увлекался музыкой и даже какое то время играл в «Звуках Му». Такой мальчик-колокольчик, представлявший собой сгусток юношеской энергии на фоне уставшего системного пипла(смеется)

М.Б. Мы отвлеклись от хронологии….

Г.А.Да. Отвлеклись слегка. Тимур сделал постановку «Идиота», где главную роль, конечно же, играл Густав. Князь «Мыш Кино».(смеется)Я тогда активно участвовал в подготовке спектакля, а когда дошло до ролей, выяснилось что все роли уже разобраны. Тимур настоял, что бы я участвовал и сам себе придумал какую ни будь роль. Ну  я и придумал. Принц Кошкин. «Африка» нарисовал картины моднейшие на оргалите и  пленке. Какие то роботы сосали друг у друга. Антиспид в общем. А я показывал, откуда СПИД берется. Поскольку «Африка» выбрал себе главную женскую роль, я (театрально конечно) драл  Аглаю какими то напильниками, еще чем- то на железной раскладушке, поставленную на сцене. Костюм был, конечно же, восточным, как и образ. А-а-а, была еще селедка, которую Аглая прятала под бюстгальтер, и в определенный  период спектакля все  драли и эту селедку. Кишки во все стороны. Настоящая «Асса» и получилась, жесткая, веселая, и вводившая зрителя в гудящее просветленное состояние. Такой живородящий абсурд. Курехин, который  в этом спектакле не принимал участие, поскольку человек действительно умный и талантливый, на тот момент несколько стеснительный, сразу въехал в перспективы и концепцию своего проекта «Поп Механики». До этого ему как- то не хватало постановочной фантазии, а здесь мы «дали копоти», и он сразу стал делать свои спектакли в том самом объеме, которые известны прессе. Постановки происходили на том же чердаке где и раньше при стечении иностранной прессы, приехало «би-би-си». Я стал часто ездить в Питер, покупать костюмы, одевать участников, «новых композиторов». Это гораздо позже стал приезжать Шутов, друг Тимура, и привез «Поп Механику» в Москву. А на тот период из Москвы ездил я один, поэтому все эти истории должным образом столице  не освещались. На этой тусовке  собралось множество известных людей и музыкантов, Гребенщиков, Гаккель, «Композиторы». С этого момента «Поп механике» предоставляют площадки и проект набирает силу за счет смешения жанров и привлечения новых участников. В Москве такого действия не было, а в Питере кроме «Юфы», который устраивал загородные сессии, нечего не наблюдалось. Рок клуб был тухлым У Тимура тоже практически ничего не было, «утюгон» был и «Африка» с шариком. (смеется)

А с нашим приездом начался яркий период. Сначала все только смотрели, торчали от происходящего «запредела», но боялись. Цой приезжал, но неохотно участвовал. Хиппи, что возьмешь. Тимур с Котельниковым тоже хиппанами были, а с «новой струей» понеслась «новая волна». Модником «волновиком» был Миха «Длинный», потом Гребенщиков тоже имидж на «волновой» сменил. Густав стал броши всякие покупать, стали музыканты наряжаться в «нью вейверском» стиле. Потом Курехин устраивает уже большой концерт с жесткой индустриальной секцией, где в очередной раз был поставлен  наш идиотский «Идиот». Который правильнее называть «Идиотизм». Причем полный. Там уже участвовала  «Уличная» из «Колибри». На сцене была  просто забивка и катание трупов. На самом деле масса прекрасных моментов, это все сохранилось на видео и пересказывать все это сложно и без надобности, когда есть возможность посмотреть. Я не возьмусь формулировать, что из себя представляла «Поп Механика», это все таки проект Курехина, но как я это понимал…Действие в котором органично смешивались все музыкальные и артистические жанры, и одновременно все формы идиотизма. Такой авангардный балаган с упором на джазовую музыку.

М.Б.Да, собственно пересказ такого комплексного абсурдного  действия, практически невозможен.

       

Г.А.Да тогда просто нужен был передовой продукт, а концепция пришла потом. Мы с Тимуром понимали, что делаем вполне зарубежный продукт, и без помощи иностранцев здесь ничего не произошло бы. Была такая система бумеранга. Когда здесь что либо делалось, потом отправлялось на запад, и через некоторое время этот процесс обросший легендами возвращался в родные пенаты. Так собственно все до сих пор и поступают, потому как преклонение перед иностранщиной лежит в постсоветском сознании на каком то животном уровне и еще долго не вылезет. В начале 86 года приезжает уже «эн-би-си». Такой персонаж Девяткин, который снимал Горбачева, приехал. И вот специально для него делается повтор на том же самом чердаке(клуб «Маяк»), но уже помимо французского посольства, приехало и  американское, и какие то люди специальные, жирные, с не менее жирными женами. Джоанн Стингрей со знакомыми была. Опять  был поставлен «Идиот», но к тому времени спектакль был уже смешан со всем, что впиталось за предыдущие шоковые выступления. «Африка» напихал  каких яиц вместе с селедкой в бюстгальтер. Селедка уже была специально тухлая, почти ржавая. Когда все стали эту селедку забивать, а Густав стал эту селедку рвать зубами, Стингрей просто проблевалась(смеется).Все ошметки вместе с опарышами летели на всех этих жиртресов. Был  устроен полный разнос. Бились бутылки. Летели стекла. Люди которые рассчитывали на какой-то спектакль в ортодоксальном виде.  А столкнулись с имитацией экстремальных половых актов. Настоящая шокотерапия. И в самый разгар, как обычно, врываются… представители КГБ. Есть такая легенда, что когда представители надзирающих органов приходили, то все ложились на спину и поднимали лапки. Может быть, так оно и было, но не в этом случае. А в этом случае, открытым текстом, они (органы) были  посланы пешеходно-половым путем, и они…пошли. Кто им потом открыл дверь, сейчас трудно выяснить, но это точно были местные музыканты, то ли Гаккель, то ли Гребенщиков, то ли еще кто из их компании. Еще вспомнил, как Гаккель, еще не вышедший из шокового состояния, со слезами на глазах потом после спектакля подошел к Тимуру (я рядом стоял),и тонким тихим голоском сказал: «ну это же не добрая музыка…».А я из за спины тимуровской, загробным голосом ответил: «Будь добрей-попу побрей.»(смеется).

М.Б. Еще проще. Подо-брей.(смеется)

Г.А.И тут же его как ветром сдуло. Вот, а оказывается, комитетчики уже окружили дом. И как только вошли, стали проверять документы. Первый секретарь того то. Атташе по культуре такой то. Ничего не понимают. Начинают извиняться, спрашивать, что вы здесь делаете? А им отвечают, вот сидим, репетируем спектакль, а это  почитатели искусства, в основном иностранцы. Была там еще какая то возня, но не рискнули власти пойти на обострение. Но они очень напряглись на «Африку»,  пославшего их по адресу. Но он уже тогда лез за известностью, и часто оказывался крайним. Но его выручали мои же товарищи неформалы, которым особое удовольствие доставляло артистическое унижение представителей власти.

Помню, когда я привез московских неформалов для участия в «Поп механике». «Гнус» был, «Кот», Герман «Челюсти». Тогда комсомольцы пытались «Африку» со сцены сдернуть за ногу. Подкрались. Цап его… и давай тащить. Но не учли, что публика в первых рядах  была вся радикально неформальная, и  были забиты. Их зашугали так ,что больше они на спектаклях не появлялись. Но это было уже позже, в 88 году….

А тогда «Поп механика» только шла по нарастающей, но все действия не шли в массу, молодежь на улицах была не задействована, и кроме иностранцев и посольств о этом процессе практически никто не знал. Мы с Тимуром долго думали как это все двинуть дальше, и он подтянул бабушек чудом сохранившие традиции художников начала века. Всех Кандинских, Хлебниковых, Филоновых и все истории связанные с  этими процессами.  Это был очень важный момент. Тимуру была выделена рампора, и стало создаваться  «новое правительство». Была такая история, что если в России когда либо появится авангардное искусство, то  эта рампора должна была быть передана для создания авангардного правительства. Тимур решал ее отдать «Африке», ну и в принципе правильно сделал. Потому как некому больше было. Он классный конечно персонаж, но не Котельников (смеется). Сережа давай с ней  везде скакать, хотя Тимур мог и сам возглавить движуху. Поскольку собственно сам все и сделал. Все коннекты с западом, все организационные вопросы, выставки, но отдал «фасад» видимо, что бы «Африку» поддержать. «Юфа» с Котельниковым всегда были и хотели быть в тени, хотя Олег Евгеньевич любил погромить по молодости посольства иностранные в обеих столицах и от акций художественных не сквозил, а потом скромно рядом сидел и улыбался (смеется).

Вот, ладно, собралось первое собрание Нового правительства, начался дележ мифических портфелей. Правительство Новой культуры. Тимур за собой оставил министерство живописи, Курехин министр музыки, а  я стал министром моды. Расписали журнал. И-ди-о-ты.(смеется).Собрание какие то начались и появились какие то комсомольцы. Стали под эту мазу пробивать помещения. И ,как обычно, всех кинули, в итоге.

М.Б.Ну что поделать. Это нормальный, точнее закономерный результат общения формальных и неформальных структур в СССР. А ныне в России, когда кто- то приходит с улицы, с ними возятся для вида, заимствуют концепт, и посылают. Причем сейчас это стало нормой на всех уровнях предпринимательства. А тогда без участия комсомола никаких официальных движений никогда не происходило.

Г.А.А еще не менее  мощная сессия была, когда я привез из Москвы утюгов, путан и торговок из туалетов. То что было под рукой, из знакомых. Наглые, веселые, песни русские орут. Адреналин. Всех поселил у Густава. А еще нас винтили прямо на вокзале. Тогда Африка за чем-то украл в вагоне ресторане хлеборезку, а какой то дядечка проявил сознательность и стуканул куда следует. Человек пятнадцать нас было, а мы спешили, опаздывали на выступление. Приняли нас в отделении где, конечно же, мы за Сережу вступились, обещали перевоспитать. Я подошел к главному менту, и откровенно сказал, что ,мол, мы вообще-то артисты и опаздываем. Не подскажет ли он как нам от этой напасти спастись? А он мне ,улыбаясь, отвечает.

А ты, угадай мое имя, тогда я тебя отпущу.

Почему меня - давай всех.

Угадай имя.

Коля.

Точно, иди.

(смеется). Мини чудо такое произошло. Говорю: Всех отпусти.

Угадай фамилию.

Ты что дорогой, офигел. Может и имя мамы твоей тоже?

Нет, всех не отпущу.


← предыдущая страница  1  2  3  следующая страница →
© 2006-2011. Компост. Если вы заблудились - карта сайта в помощь
Рейтинг@Mail.ru